Игры Blizzard:

Материалы:

Полезные ресурсы:

Warcraft Турниры:

Starcraft Турниры:

Общение:

Сайт:


Интернет-магазин лицензионных игр компании Blizzard на Украине





23.11.2005
Война Движущихся Песков

Полуденное солнце пристально всмотрелось на пески Силитуса, и принесло молчаливое свидетельство множеству живиых организмов по ту сторону Стены Скарабея (Scarab Wall).

Оно продолжало свой похож по небосводу, хотя для обитателей глубин казалось, что небесное тело остановилось, чтобы жечь их своими безжалостными лучами до тех пор, пока огромная армия просто не погибнет.

Между небезопасными строениями одинокая ночная эльфийка стояла, погруженная глубокие размышления. Ее компаньоны смотрели на нее с восхищением; некоторые даже боготворили. Другие собравшиеся - представители каждой расы, с каждого региона известного мира - смотрели на нее через призму своих расовых предубеждений. В конце концов, кровавая вражда между ночными эльфами и тролями с тауренами исчисляется веками.

Не смотря на свои предубеждения, все кто пришел на битву в тот день, испытывали одну чувство к эльфийке: уваждение. Широмар была похоже на высокое солнце - невозмутимая, решительная и настойчевая. Эти качества хорошо послужили ей в последние несколько месяцев, наделив ее силою продолжать начатое дело, даже когда все казалось потерянным; когда казалось, что поиски никогда не закончаться; а ее компаньоны просто сдались.

Там был стражник, и Пещеры Времени (Caverns of Time); там был бронзовый дракон и БрудЛорд, а также извивающиеся хайвы насекомых; затем были осколки и их хранители, древние драконы, которые никому легко не сдадутся. Насилие, хитростьб, а иногда и открытая жестокость, все было использовано, чтобы достигнуть цели.

И все это из-за одной вещи, вещи, которая находилась в руках Широмар даже сейчас: Скипетер Движущихся Песков, восстановленный, наконец-то, спустя тысячелетия.

В конце концов, все дороги вели сюда, в Силитус, к воротам Стены Скараб. Тут, где скипетр был разбит в дребезги.

Широмар посмотрела вверх на небо и запомнила время, когда солнце была затменено драконами; когда Киражи (Qiraji) и силитиды обрушились на легионы ночных эльфов, в кажущемся бесконечном потоке; когда надежда стала тенью. Казалось, что никто не переживет те ужасные месяцы, но она еще тут, стоит перед священным барьером, который спас их жизни несколько лет назад, во время Войны Движущихся Песков...

***

Фендрал Стегхельм вел отряд вместе со своим сыном Вельстанном. Они выбрали путь через узкое ущелье, чтобы защитить свои фланги от несканчаемого потока силитидов. Широмар была рядом с передовой, раздавая врагу касты с такой скоростью, с какой только позволяла ей ее энергия.

Они пробирались к жерлу ущелья, Фендралу и Вельстанну помогали самые закаленные в битвах сентинелы, киперы и жрицы, в авангарде которых были друиду полностью занятые лечением и кастованием. Казалось, что каждый разбитая массиваная стая силитидов была заменена в сотни раз большей стаей. Так было несколько последних дней, когда впервые появились слухи о вторжении силитидов и Фендрал услышал призыв к боевой готовности.

Жрица Широмар и ее компаньоны восстановили вместе достаточно энергии для того, чтобы вызвать благодать Элуны; теперь они наблюдали как ослепляющая колона света уничтожала стаю насекомых, блокируя пределы ущелья.

Вдруг, низки жжужащий звук наполнил весь воздух. Один за одним, летающие насекомые - крылатые Киражи - появлялись над краем ущелья и устремлялись вниз, нанося удары по основным позициям друидов.

Фендрад выводил передний фронт из ущелья в открытые пески, проходя через груды трупов насекомых силитидов. Воздух витал гул летающих Киражи, которые устремлялись вниз и наносили резкие удары острыми жалами. Фендрал устремился вперед, дабы позволить поддерживающим войскам рассредоточиться.

Когда она посмотрела на возвышенность в далеке, Широмар увидела рой наземных Киражи, переваливающихся через горный хребет, как муравьи из муравейника. Высокое чудовище вдруг появилось перед взглядом, размахивая своими острыми конечностями, раздавало команды солдатам-насекомым.

Среди гула и жжужания стаи, казалось постоянно повторялся один и тот же звук командующим войном: Rajaxx, Rajaxx... хотя Широмар не понимала метод обещения Киражи, но хотела очень узнать, не является ли это имя какого-то существа.

Когда вторая волна Киражи была готова обрушится, прозвучал великий рог: с востока и запада, множество ночных эльфов появилось на поле боя. Мощным криком души Фендрал и Валстанн устремились вперед в самое сердце идущего на них роя; две армии столкнулись и начали проникать в друг друга, т.к. новоприбывшие силы врезались в оба фланга.

Широмар почувствовала, что они выиграли; но т.к. тени росли, а день переходил в ночь, так и продолжалась битва. В центре сражения, Фендрал и Валстанн встретились в отчаянной схватке с генералом Киражи.

Сумев отбиться от атаки нескольких крылатых Киражи, Широмар быстро посмотрела туда где сражался генерал с ее отцом и сыном. Количество Киражи уменьшалось, показалось, что генерал понял это, т.к. сильным прыжком он отпрагнул назад к хребку, где Фендрал впервые заметил его. Оттуда он исчез и несколько оставшихся насекомых быстро были истреблены.

В этот вечер караульные были выставлены, в то время как ночные эльфы отдыхали. Фендрал знал, что опасность Киражи не была полностью подавлено, и он ожидал новой битвы с утра. За всю ночь Широмар проспала всего лишь несколько минут, грохот битвы все еще звенел в ее ушах, хотя окружающая пустыня была окутана тишиной. 
 
Утром, после перестройки войск и стремительного всхода на хребет, они были встречены зловещим молчанием. Широмар исследовала взглядом горизонт, но никакого следа Киражи и силитидов не было видно. Когда же Фендрал приготовился к продвижению вперед, появился вестник ужасными новостями: поселение Southwind Village подверглось атаке.

Фендрал решил вести войска назад, чтобы защитить деревню, но он почуствовал, что такие действия только развяжут руки оставшимся Киражи. Они все еще понятия не имели какова численность насекомых, или же все их силы были брошены на них.

Валстанн угадал мысли своего отца, и предложил повести подразделение в деревню, а Фендрал таким образом сможет остаться и обеспечить сопротивление.

Находят очень рядом, Широмар услышал их разговор:

"Это может быть ловушкой", сказал Фендрал.

"Конечно, мы не можем упустить такой шанс, отец", ответил Валстанн. "Я пойду. Я защищу поселение и вернусь победителем, сохранив честь твоему имени."

С неохотой, Фендрал кивнул. "Просто вернись живим, и я буду более, чем удовлетворен."

Валстанн собрал подразделение и Фендрал смотрел как удаляется его сын. Широмар беспокоилась, что их войска были разделены, но она понимала необходимость подобного шага.

 Следующие несколько дней Широмар с оставшимися сражалась волнами силитидов, устремившихся из улей, раскиданных по пустыне. Однако, никаких признаков Кираджи не было. Чувство страха начало свою работу в сердце Широмар; она почуствовала, что долгое непоявление хозяев силитидов - плохой знак. Она беспокоилась о судьбе Велстанна, и несколько раз в день, во время кратких перерывов между продолжительной бойней, она наблюдала, как Фендрал осторожно смотрит назад в горизонт, в тревожном ожидании возвращения сына.

На третий день, когда солнце находилось в зените, появились Киражи, их численность увеличилась. Вновь воздух наполнился жжужанием крылатых тварей; снова неисчисляемое количество насекомых тянулось до самого горизонта. Они появлялись переж Фендралом и другими как тени от огромного облака, закрывающего солнце... и вдруг они остановились.

Как будто чего-то ждали.

Фендрал сформировал войска и встал в первый ряд. Штормовые Вороны кружились над их головами, а друиды в облике медведей с нетерпением скребли землю когтями. Все внимательно смотрели на происходящее. Секундой позже океан насекомых разделился, и огромная форма генерала Киражи стала приближаться, неся в своих конечностях окровавленное тело. Он подошел к передним рядам Киражи и поднял вверх Валстанна Стагхельма, так чтобы все увидели. 
 
Вздох отчаяния прокатился по рядам. Широмар почуствовала, как ее сердце остановилось. Фендрал стоял молча, понимая что Southwind пал, и боялся, что его сын уже мертв. Он проклинал себя за то, что позволил мальчику уйти. Он стоял, скованный смесью страха, гнева и отчаяния.

В когтях генерала, Валстанн пошевелился и что-то сказал генералу, но он был сликом далеко, чтобы можно было что-то услышать.

В этот момент оцепенение упало с Фендрала и он рванулся вперед. Ночные эльфы последовали за ним, но расстояние было слишком велико... и даже до того, как генерал Киражи начал действовать, Широмар знала, что они не успеют добраться вовремя до Валстанна.

Генерал Киражи положил вторую клещню на окровавленное тело Валстанна, и сжал его обоими клещнями... тело молодого эльфа было разделено пополам у талии.

Фендрал приостановился, спотыкнулся и упал на колени, ночные эльфы откружили его. Когда же две армии столкнулись, с востока подянлась песчаная буря, заглушая весь свет; дышать было не чем. Широмар почувствовала, что ветра просто парализовали ее передвижение. Она закрыла свои глаза как только могла, ревущий ветер звенел в ее ушах, заглушая все звуки сражения и пронзительные крити ее умирающих товаризей.

Во всем этом хаосе, она мельком заметила темную, огромную тень генерала Киражи совсем не далеко, который наносил удары рядам ночных эльфов как комбаин. Затем она услышала Фендрала, его призрачный голос прозвучал сквозь бурю, призывая армию к отступлению.

Многое из того, что было далее произошло достаточно быстро, хотя это заняло несколько дней: Фендрал вывел свои войска из Силитуса, через горный перевал в разлом кратера Ун'Горо, силитиды и Киражи никогда не отставали, уничтожая тех, кто отстал от защиты основных сил.

Внутри Ун'Горо произошла странная вещь: по рядам поползли слухи, что Киражи оступили, в тот момент, когда силы прошли край кратера. Архидруид собрал оставшиеся войска в центре разлома кратера и отдал приказ стоять насмерть. Наконец, настало временное затишье вновь переросло в сражение, отступление и смерть. И ночные эльфы потерпели вновь горькое поражение. Поведение Фендрала Стагхельма менялось неизбежно.

Широмар наблюдала как Фендрал стоял в карауле и смотрел с Гребня Огненного Пера, пар из кратера вулкана поднимался за ним, оранжевая лава освещала его лицо, на котором была замаскирована глубокая боль - боль, известная лишь родителям, потерявшим своих детей.

Внезапное отступление Киражи озадачило Широмар. Чем больше она думала об этом, тем больше вспоминала легенед, связанных с Кратером, предания, которые были сложены еще в изначальные века самими богами. Возможно, они наблюдали за этой землей. Возможно, их благословения все еще покояться на этом месте. Но одно было известно наверника: если не разработать план, как остановить волны расы насекомых... Калимдор будет потерян навсегда.

Война Движушихся Песков продолжалась долгие, измученные месяцы. Широрма удавалось выживать битву за битвой, но всегда ночные эльфы защищались, всегда они были в численно меньшенстве, всегда им приходилось отступать.

В большом отчаянии Фендрал искал помощь у неуловимых бронзовых драконов. Их изначальный отказ вмешиваться, отпал, когда подлые Киражи атаковали Пещеры Времени, дом и владение Ноздорма Безвременного.

Преемнки Ноздорма, Анахронос, согласился призвать бронзовых драконов в борьбу против жестоких Киражи. Каждый способный к войне ночной эльф присоедился к борьбе, и вместе, они изобрели план возвращения Силитуса.

Но даже с поддержкой драконов, количество Киражи и силитидов было превосходящим. Поэтому Анахронос возвал к потомкам других драконов: Меритра, потомок Изеры, зеленого дракона; Селестраш, потомок Алекстраша, красного дракона, и Аригос, потомок Малигоса, синего дракона.

Драконы и летающие Киражи встретились в безобланом небе над Силитусом, в то время как все ночные эльфы Калимдора передвигались по просторным пескам. И даже сейчас, казалось, что количество Кираже и силитидов нескончаемо.

Позже Широмар услашала, что драконы, летающие над древним городом Киражи, увидели что-то ужасное; что-то еще более древнейшее и ужасащающее, находящееся за бешенной атакой расы насекомых.

Возможно, именно это открытие подстигнули драконов и Фендрала разработать последний, отчаянный план: удержать Киражи внутри города, возвести барьер, который будет держать в заперти их, пока более надежная стратегия не появится.

При поддержке четырех стай драконов, начался последний штурм города. Широмар шла сзади Фендрала, когда трупы крылатых Киражи начали падать с неба. Там высоко, драконы делали быстро разбирались с насекомыми. Как одно целое,  ночные эльфы и драконы сформировали движущуюся стену, которая вталкивала Киражи назад в город Ан'Кираж.

Но возле городских врат, волная насекомых пошла в обратную сторону, и передовые ряды изо всех сил удерживали строй. Дальнейшее наступление было невозможным. Меритра, Селетраш и Аригос решили напасть на город и удерживать Киражи столько, сколько потребуется Анахроносу, Фендралу и оставшимся друидам и жрицам, чтобы создать магический барьер.

Итак, три дракона и их компаньоны полетели в самую гущу легионо Киражи, внутрь города, где они надеялись принести свою жертву не напрасно.

Возле ворот, Фендрал приказал друидам направить всю свою энергию на Анахроноса, когда он будет возводить магический барьер. В это же время, за вратами, потомки драконов погибали под ударами превосходившей силой Киражи.

Широмар сконцентрировала свою энергию и вызвала благословение Элун, баррьер появился прямо на ее глазах, скалы, камни и корни из под песка, создавая непреодолимую преграду. Даже крылатые солдаты, пытающиеся пролететь над барьером встречались с невидимым препятствием, которое они не могли преодолеть.

Киражи, оставшиеся по другую сторону быстро были убиты. Тела Киражи, вместе с ночными эльфами и драконами покрывали кровавый песок.

Анахронос посмотрел на скарабея, быстро бегающего под его стопами. Широмар наблюдала, как создание замерло, расплющилось, приняв форму металического гонга. Камни сдвинулись к месту возле стены, образовав там пъедестал, на котором в конечном итоге, был размещен гонг.

Затем, велики дракон подошел к оторванное конечности одного из своих мертвых соратников. Он взял ее и после серии заклинаний, конечность превратилась в скипетер.

Дракон сказал Фендралу, что любой смертный пожелающий пройти через магический барьер, чтобы проникнут в древний город, должен только ударить скипетром по гонгу, и врата откроются. Затем он вручил скипетер Архидруиду.

Фендрал опустил взгялд, его лицо скривилось от презрения. "Я не хочу ничего иметь общего с Силитусом, Киражи и меньше всего, с вами проклятые драконы!". С этими словами Фендрал волшебный предмет в магические ворота, ударившись о которые, он разлетелся на миллионы осколков. Затем он развернулся и пошел прочь.

"Неужели ты уничтожишь все, что нас связывает из-за своей гордости?", спросил его дракон.

Фендрал повернулся. "Душа моего сына не найдет покоя в этой пустой победе, дракон. Я верну его. Пусть это займет тысячелетия, но я верну своего сына!". Затем Фендрал быстрым шагом прошел мимо Широмар...

...которая помнит его в своем разуме, так как будто это было только вчера, а не тысячи лет назад.

   

Один за одним, каждый воин Калимдора смотрели на нее в ожидании. Она направилась к пъедесталу, проходя мимо людей и тауренов, гномов и дварфов, и даже мимо троллей, раса с которой они постоянно воевали. Все сейчас объединились, чтобы покончить с угрозой Киражи раз и навсегда.

Широмар остановилась у ступенек и сделал глубокий вдох. Затем она поднялась на пъедестал и всего лишь на секунду впала в нерешительность. Затем, сильным взмахом, она ударила скипетром по древнему гонгу.

  

  

  

  

  

 

Вернуться в оглавление







Добавить комментарий
Имя :  Email :  


World of WarCraft


Друзья:


Copyright  ©  2003-2013 Blizzard.Com.UA. Все права защищены.
Авторские права принадлежат создателям сайта (кроме авторства, указанного отдельно), частичное или полное копирование материалов сайта
возможно только с нашего письменного разрешения. Ссылка на первоисточник обязательна.



Украинская Баннерная Сеть
Rambler's Top100 Яндекс цитирования